Епископ Виссарион (Нечаев). Уроки покаяния по библейским сказаниям

Глава 63

Исцеление бесноватых

 

Умилосердися, спаси мя, Сыне Давидов, помилуй, беснующияся словом исцелившый.

(Лк. 23, 42‑43)

 

Во время земной жизни Иисуса Христа было так много несчастных, одержимых бесами, как никогда до Рождества и по Рождестве Христове. Диавол и подручные ему злые духи почуяли, что наступил конец их владычества над людьми, что царство заблуждений и пороков, распространяемых ими в человеческом роде, близко к разрушению с пришествием Христовым, – и вот они употребляют крайние усилия, чтобы хоть на последних порах своего могущества наделать как можно больше зла людям. Одним из видов этого зла было беснование, под которым разумеется не духовно‑нравственное действие бесов на человека, каково, например, было действие сатаны на Иуду‑предателя (см.: Ин. 13, 27) и вообще на врагов Иисуса Христа – иудеев, творивших похоти отца своего, диавола (см.: Ин. 8, 44), но физическое вселение бесов в человека, пребывание их в нем. Люди, одержимые бесами, по временам, или навсегда, лишались ясности мыслей и свободы действий, становились дикими, нелюдимыми, иногда убегали в пустыни, жили в гробных пещерах, ходили без одежды, словно дикие звери, и своим видом и движениями на всех наводили ужас. В сильных припадках беснования они делались неистовыми, разрывали железные цепи, с неудержимой силой бросались в огонь и в воду (см.: Мф. 8, 28; 17, 15; Мк. 5, 3; 9, 18; Лк. 8, 29–39) и выносили ужасные телесные страдания. Некоторые из них обладали известной степенью ясновидения, – называли Господа Иисуса Сыном Божиим ранее, чем кому‑либо Он открыл это (см.: Лк. 4, 34; Мф. 8, 29; Мк. 1, 23; 3, 11). В иных беснование обнаруживалось потерей способности говорить (см.: Мф. 9, 32; 12, 22; Лк. 11, 14) или видеть (см.: Мф. 12, 22), скорченностью (см.: Лк. 13, 11), оцепенением (см.: Мк. 9, 18). Во многих бесноватых обитали многие бесы, например, в Марие Магдалине до ее исцеления семь бесов, в гадаринском бесноватом целый легион (см.: Мк. 16, 9; 5, 9). Бесноватые получали исцеление не только от Самого Иисуса Христа, Который то одним приближением Своим к одержимым злыми духами приводил последних в трепет (см.: Мф. 8, 29), то одним словом изгонял их из людей (см.: Мк. 1, 25), но и от учеников Иису са Христа, которые с верой в Его всемогущество призывали Его имя, страшное бесам. Иисус Христос исцелял множество бесноватых, но особенно замечательно исцеление капернаумского бесноватого, из которого нечистый дух вышел с громким криком, сотрясши тело его (см.: Мк. 1, 26); изгнание бесов из гадаринского бесноватого, с дозволением им перейти в свиней (см.: Мф. 8, 25– 34); исцеление хананеянки по вере ее матери (см.: Мф. 15, 21‑28).

Проявление чудодейственной силы Христовой над бесноватыми имело тесную связь с главной целью пришествия Христа на землю. Эта цель состояла не в том, чтоб чудесным образом избавлять людей от частных зол, недугов, увечья и между прочим от беснования, а в том, чтобы вообще однажды навсегда освободить людей от владычества князя тьмы, которое пагубно преимущественно для души, разрушить царство его, – царство суеверий, нечистоты и беззаконий всякого рода, и основать благодатное Царство, – Царство истины, чистоты и святости. Частные чудодейственные опыты победы над диаволом, частные исцеления бесноватых были только знамением общей победы Царства Христова над царством сатаны, служили только средством к тому, чтобы обратить внимание людей на главную цель Христова служения – явление Царства благодати. На эту общую победу и главную цель Сам Христос указал, когда по случаю совершенного Им исцеления одного бесноватого сказал: Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас (наступило) Царствие Божие (Мф. 12, 28), и, следственно, пришел конец царству тьмы. Главный удар владычеству князя тьмы и подчиненных ему духов нанесен смертью Спасителя, избавившего нас от греха, следственно, от власти диавола, утверждавшейся на грехе, который через него появился и распространился по земле. Посему‑то и сказал Христос незадолго до Своей смерти: Ныне князь мира сего изгнан будет вон (Ин. 12, 31). События не замедлили оправдать это предречение Христово, страшное для сатаны. Владычество его потрясено смертью Христовой прежде всего в аде, куда нисшел Христос по смерти для того, чтобы находившимся здесь душам, с верой ожидавшим Его пришествия, объявить свободу от уз ада и от имущего державу смерти диавола (см.: 1 Пет. 3, 18‑19). Последовавшие затем события – воскресение Христа из мертвых, вознесение Его на небеса и сошествие Святого Духа – послужили новым прочным основанием для Царства Христова. Укрепленные в вере во Христа сими событиями, апостолы пронесли имя Его по вселенной, и с каждым их шагом распространялось Царство Христово и сокращалась область сатаны. Перед именем Иисуса падали идолы, разрушались храмы, открывались обманы жрецов и пустота язычества. Случалось, что от одного звука сего страшного имени с криком бежали из языческих капищ нечистые духи. Везде, где ни водворилось Царство Христово, процвела истина и добродетель, – и на земле явились равноангельные люди.

Так, владычество диавола сокрушено Христом, князь мира изгнан вон из присвоенной им области. Но ему нет места собственно в среде истинно верующих во Христа. Неверующие во Христа, каковы язычники, некрещеные, доселе находятся под властью диавола, яко вcu бози язык бесове (Пс. 95, 5). К сожалению, между самими христианами немало людей, которые добровольно отдают себя во власть диавола. В Крещении они отреклись от него, от всех дел его, от всего служения его; но с течением времени он снова уловляет их в свои сети многообразными искушениями и соблазнами, и они делаются его покорными слугами. Например, диавол есть отец лжи, и лжецы – чада его (см.: Ин. 8, 44). Мало ли между нами таковых?

Сатана располагает к употреблению имени Божия всуе (см.: Мф. 5, 37). Мало ли среди нас употребляющих божбу в праздных беседах, даже для подтверждения лжи?

Сатана уносит семя слова Божия из сердца невнимательных слушателей, чтоб они не уверовали и не спаслись (см.: Лк. 8, 12). Мало ли между нами таковых?

Есть вера бесовская, когда верующий принимает только к сведению предметы веры (см.: Ин. 2, 19). Есть мудрость бесовская, когда она соединяется со сварливостью, с ложью, с попытками запутать, исказить, отвергнуть истину (см.: Иак. 3, 15). Кто предается раздражительности, тот дает в себе место диаволу (см.: Еф. 4, 27). В порывах гнева, в припадке неистовства, сопровождающегося грубейшею, оскорбительнейшею бранью, буйством, такой человек даже по внешнему виду походит на бесноватого и опасен не менее его.

Об одном из бесноватых в Евангелии повествуется, что ему чуждо было чувство самосохранения: он бросался в огонь и в воду, не боясь ни сгореть, ни утонуть (см.: Мф. 17, 14‑23). Как похож на него иной грешник, беспечно живущий в грехах и не помышляющий об исправлении! Он бережет свое тело, здоровье, имущество, но души своей не бережет, бросает ее в огонь страстей, в грязную и мутную воду пороков, не опасаясь вечной погибели. Здоровье и внешнее благосостояние он дорого ценит, а душу ни во что не ставит, забывая, что она дороже целого мира (см.: Mк. 8, 13), и что для спасения ее пострадал на Кресте Богочеловек. Нет сомнения, что до такого состояния грешник доходит не без участия диавола, ибо, по слову апостола Иоанна, вообще кто творит грех, тот от диавола, ибо сначала диавол согрешил (см.: 1 Ин. 3, 8).

В переживаемое нами несчастное время есть разряд людей, глубокое нравственное падение которых не иначе можно объяснить, как тем, что их отемнил диавол. Они не верят в самое бытие диавола, но рассуждают и живут вполне по‑диавольски. Они восстают против основных нравственных и религиозных понятий и правил. Для них нет ничего священного: они отрицают семью, Церковь, собственность, государство и стремятся к уничтожению их путем насилий, вражды, убийств, подкопов, поджогов. Враги общества, они для достижения своих злодейских целей без разбора губят вместе с теми, кого почитают своими врагами, тех, кого совсем не знают. В них не осталось ничего человеческого – их злоба и ожесточение носят чисто диавольский характер и без воздействия на них диавола не могут быть объяснимы. Их состояние хуже, чем бесноватых в собственном смысле: последние только несчастны, а те в высшей степени преступны.

Пожалеем несчастных, погибающих в сетях диавола; но опасность попасть в эти сети и запутаться в них близка к каждому. Никто не должен почитать себя застрахованным от них. И горе тому, кому заберется в голову мысль о недоступности его для диавольских обольщений: одна уже эта мысль есть признак диавольского обольщения: «Диавол, яко лев рыкая, ходит иский кого поглотити». Поэтому нужна великая с нашей стороны бдительность, чтобы не попасть в его львиные челюсти: трезвитеся и бодрствуйте (1 Пет. 5, 8), бдительно наблюдайте за своими греховными помыслами. Трудно знать, какие из них имеют свое начало в нас одних, и какие всеваются в нас диаволом. Достаточно знать, что и в первом случае греховные помыслы зреют и разрастаются не без участия злой силы. Итак, надлежит с одинаковой ревностью подвизаться в борьбе против них, откуда бы они ни шли. Но успеха в борьбе с кознями диавольскими нельзя достигнуть без помощи Божией; а она привлекается смиренной молитвой. Бдите и молитеся, да не внидете в напасть (Мф. 26, 41), – сказал Христос апостолам, а в лице их всем, уловляемым диавольскими искушениями. В сей молитве имеет особенную силу имя Иисуса, призываемое с верой во всемогущество Его. Именем Иисуса изгоняли бесов не только апостолы, но и не принадлежавшие к их обществу заклинатели (см.: Мк. 9, 8). «Именем Иисусовым бей ратники, несть бо ни единого крепчайшего оружия на небеси и на земли», – внушает преподобный Иоанн Лествичник. К молитве для отогнания вражеских искушений должно прибегать не только в начале их, когда они еще не успели возобладать нами, но и тогда, когда они одержали над нами решительную победу, когда диавол успел нас ввергнуть в огонь страстей и с беспощадной жестокостью опаляет нас этим страшным огнем. Вместе с хананеянкой, умолявшей Господа об исцелении ее бесноватой дочери, пусть каждый из нас вопиет тогда к тому же Господу: «Иисусе, помилуй мя, не дщерь бо, но плоть имам, страстьми люте бесящуюся и яростию палимую, и исцеление даждь ми» (Акафист Иисусу. Кондак 11). Не должно ослабевать в молитве и унывать, если Господь не вдруг исполняет ее, испытуя наше терпение и веру и упражняя нас в смирении. Так Он поступил и с хананеянкой. Он сначала не внимал ее мольбе и сурово отказывал ей в том, чего она просила у Него; но наконец ее вера и терпение восторжествовали: Христос не только исцелил бесноватую, но и похвалил великую веру ее матери, как образец для нашего подражания. Подобно ей и ты, грешная душа, беснующаяся страстями, не отчаивайся и не ослабевай в молитве и помощи. «Предаваясь отчаянию, душа моя, не будь хуже хананеянки. Ты слышала, как за веру ее получила исцеление дочь ее словом Божиим. Подобно ей и ты из глубины сердца воззови ко Христу: «Сыне Давидов, спаси и меня» (стих Великого канона). Но когда, наконец, послана будет тебе благодатная помощь и ты успеешь погасить пламень страстей, не прекращай подвига духовного бдения над собой. Если ослабеешь в этом подвиге и предашься беспечности, враг снова приступит к тебе со своими кознями, и в дом души твоей, откуда был изгнан, возвратится уже не один, а с семью еще лютейшими духами (страстями), и будут они хозяйничать в нем с большей наглостью, чем прежде, так что последнее будет хуже первого (см.: Мф. 12, 45).

(252)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *