Целебная сила молитвы

Немая молитва

Давным-давно жил один святой старец, который много молился и часто скорбел о грехах человеческих. И странным ему казалось, почему это так бывает, что люди в церковь ходят, Богу молятся, а живут все так же пло­хо, греха не убывает. «Господи, — думал он, — неужели не внемлешь Ты нашим молитвам? Вот люди постоянно молят­ся, чтобы жить им в мире и покаянии, и никак не могут. Неужели суетна их мо­литва?»

Однажды с этими мыслями он по­грузился в сон. И почудилось ему, будто светозарный Ангел, обняв крылом, под­нял его высоко-высоко над землей. По мере того как поднимались они выше и выше, все слабее и слабее становились звуки, доносившиеся с поверхности зем­ли. Не слышно было более человеческих голосов, затихли песни, крики, весь шум суетливой мирской жизни. Лишь порой долетали откуда-то гармоничные неж­ные звуки, как звуки далекой лютни.

—Что это? — спросил старец.

—    Это святые молитвы, — ответил Ангел, — только они слышатся здесь.

—   Но отчего так слабо звучат они? Отчего так мало этих звуков? Ведь сей­час весь народ молится в храме?..

Ангел взглянул на него, и скорбно было лицо его.

—Ты хочешь знать? Смотри.

Далеко внизу виднелся большой храм. Чудесной силой раскрылись его своды, и старец мог видеть все, что де­лалось внутри. Храм весь был полон народом. На клиросе виден был боль­шой хор. Священник в полном об­лачении стоял в алтаре. Шла служба. Какая служба — сказать было невоз­можно, ибо ни одного звука не было слышно. Видно было, как стоявший на левом клиросе дьячок что-то читал быстро-быстро, шлепая и перебирая губами, но слова туда, вверх, не доле­тали. На амвон медленно вышел гро­мадного роста диакон, плавным же­стом поправил свои пышные волосы, потом поднял орарь, широко раскрыл рот, и… ни звука! На клиросе регент раздавал ноты: хор готовился петь. «Уж хор-то, наверно, услышу», — по­думал старец. Регент стукнул камер­тоном по колену, поднес его к уху, вы­тянул руки и дал знак начинать, но по-прежнему царила полная тишина. Смотреть было удивительно странно: регент махал руками, притопывал но­гой, басы краснели от натуги, тенора вытягивались на носках, высоко под­нимая голову, рты у всех были откры­ты, но пения не было.

«Что же это такое?» — подумал ста­рец. Он перевел глаза на молящихся. Их было очень много, разных возрас­тов и положений: мужчины и женщи­ны, старики и дети, купцы и простые крестьяне. Все они крестились, кланя­лись, многие что-то шептали, но ниче­го не было слышно. Вся церковь была немая.

—  Отчего это? — спросил старец.

—  Спустимся, и ты увидишь и пой­мешь, — сказал Ангел.

Они медленно, никем не видимые спустились в самый храм. Нарядно оде­тая женщина стояла впереди всей тол­пы и, по-видимому, усердно молилась. Ангел приблизился к ней и тихо кос­нулся рукой. И вдруг старец увидал ее сердце и понял ее мысли.

«Ах, эта противная почтмейстерша! — думала она. — Опять в новой шляпе! Муж — пьяница, дети — оборванцы, а она форсит!.. Ишь выпялилась!..»

Рядом стоял купец в хорошей сукон­ной поддевке и задумчиво смотрел на иконостас. Ангел коснулся его груди, и перед старцем сейчас же открылись его затаенные мысли: «…Экая досада! Про­дешевил… Товару такого теперь нипо­чем не купишь! Не иначе как тысячу потерял, а может, и полторы…»

Далее виднелся молодой крестьян­ский парень. Он почти не молился, а все время смотрел налево, где стоя­ли женщины, краснел и переминался с ноги на ногу. Ангел прикоснулся к нему, и старец прочитал в его сердце: «Эх, и хороша Дуняша!.. Всем взяла: и лицом, и повадкой, и работой… Вот бы жену такую! Пойдет или нет?»

И многих касался Ангел, и у всех были подобные же мысли, пустые, праздные, житейские. Перед Богом стояли, но о Боге не думали. Только делали вид, что молились.

— Теперь ты понимаешь? — спросил Ангел. — Такие молитвы к нам не дохо­дят. Оттого и кажется, что все они точ­но немые.

В эту минуту вдруг робкий детский голосок отчетливо проговорил:

Господи! Ты благ и милостив… Спа­си, помилуй, исцели бедную маму!..

В уголке на коленях, прижавшись к стене, стоял маленький мальчик. В его глазах блестели слезы. Он молился за свою больную маму. Ангел прикоснул­ся к его груди, и старец увидел детское сердце. Там были скорбь и любовь.

— Вот молитвы, которые слышны у нас! — сказал Ангел.

Источник: Лекарство от греха. Притчи. /Сост.Фомин А. В./ — М.: НОВАЯ МЫСЛЬ, 2011.

(163)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *